Кольский п-ов, Хибины, июль-август 2010 г.

За окном пейзаж постепенно сменяется, температура становится ниже, небо тоже, на горизонте вырастают холмы и горы, мимо проносятся бурные реки… Так вкратце можно описать приближение Мурманского края, куда мы с товарищами поехали за вдохновением, а заодно переждать жару средней полосы России. Маршрут обговорили за пару месяцев до поездки и двинулись в путь, каждый из своего города – из Вологды, Москвы и Ярославля.

Участники: Ancient, Евгения, Persival, Свен

•    27 июля (1) – выезд из г. Апатиты, пеший старт от оз. Малый Вудъявр по долине реки Вудъяврйок, мимо оз. Длинное и далее по долине реки Кунийок. Первая ночёвка в лесополосе напротив г. Куэльпорр (в 40 мин. от базы КСС)
•    28 июля (1) – днёвка на той же стоянке, лечение Свена, хождение остальных участников на базу и к реке
•    29 июля (2) – выход в сторону базы КСС и остановка на ночь в 20 мин. от неё на реке Кунийок, ловля рыбы
•    30 июля (3) – короткая остановка на базе и прогулка до Рисйокского водопада, ночёвка на обрывистом берегу р. Кунийок (противоположном от места предыдущей стоянки)
•    31 июля (4) – поход на оз. Гольцовое, первый брод, знакомство с группой москвичей и остановка на южном берегу
•    1 августа (4) – поход до северной оконцовки Хибин, собирание грибов и ягод, великолепный открывшийся вид с вершины холма на долину оз. Гольцовое и на бескрайние леса на севере Мурмана, возвращение в лагерь, полуночные бдения и игры в шарады с ребятами из соседнего лагеря
•    2 августа (5) – возвращение к базе КСС, ночёвка на близлежащих озёрах, знакомство с группой из Беларуси, определение дальнейших планов
•    3 августа (6) – дождливый день, к вечеру выход в долину р. Рисйок, полуночный переход через перевал Южный Рисчорр, ночное блуждание по тундре и местным горным рекам, к утру выход на оз. Академическое
•    4 августа – (14:00) продолжение блужданий по Хибинским тундрам, трудности в нахождении тропы, направление в сторону пер. Лопарский, спуск с опасного склона, блуждание по лесу и определение верного направления, брод через Тульйок, прохождение перевала Ворткеуайв (00:00), выход на Кировский рудник и к остановке 25 км, возвращение в Апатиты (04:00)

Сказ

Дождливое утро. Небо сокрыто сырым маревом облаков. Неприветливо вьются на сером фоне изваяния древних скал… Что им до людей? Сотни веков провели каменные гряды в студёных оковах, и ещё столько же ледовый панцирь растаскивал их отступая по всей северной Европе. Ветхая магматическая порода Хибин участвовала ещё в формировании облика Земли, и обладала в старые доледниковые времена высокими и острыми пиками. Повернулось Колесо Сварога, наступила другая эпоха. Распадаются камни на миллиарды различных осколков подобно звёздам в пространстве. И ведающий может читать по этим россыпям, слоистым граням, как по книге времён, природному свитку перемен незримых обыденному глазу.

Вьётся горная тропа и расчёсывают облачное небо каменные зубья эдаким гигантским гребнем. Пропускают чрез себя туманы и испарения, исчезают и вновь проявляются в них надменные контуры. Угадываются в этих контурах диковинные звери и мифические существа. Вон сидит каменная великаниха и прижимает к себе родное дитятко. А там застыл змей поганый, скалится окаянный, поджидает добычу, раззявил каменное своё чрево…

Но сворачивает казалось бы нескончаемую морось великодушное небо, рассеивают ветры-братцы хладное марево и уж смотрят на тебя каменные глыбы улыбчиво, подмигивают бликами на снежных расселинах. “Проходи, не стесняйся путник, не убойся заупокойной здешней тишины. Мир он разный, и в покое есть мир, и мы есть оплот покоя”.

Текут ручейники с вершин, что кровушка голубая, благородная. Оживляет водица покой на краю мира, освещает мерцанием своим струйным, играют переливчатые колокольчики на камушках. Тихо на душе становится, всякая хмарь выходит из головы, а в сердце чернота усыхает. Дома ты, дома! И нет иного дома, остальное лишь мимолётный сон да суета. Здесь настоящий ты, здесь дышишь и можешь чувствовать мир каждым атомом своего тленного тела.

Бежит неутомимой змейкой дорожка всё дальше в горы – те уж повсюду. Взирают с любопытством на тебя свысока, таращатся тёмные провалы глазниц из каменных черепов. Сменяются степенно их старческие проплешины со мхов и лишайников на редколесье. То тут, то там вырастают в низинах сосенки, ёлочки, корявые берёзки. Цепко держатся корнями за камень, за каждую его щёлочку, за каждый выступ. Гнёт их короткие стволы ветер круглогодично, морозят вьюги длинными тёмными полярными ночами, но не уходит отсюда жизнь.

Сойдёшь с тропки, а на тебя чуть не из под каждой кочки грибочек смотрит. “Возьми меня! Съешь меня!” Посмотришь под ноги, ан ведь ягоды наливные топчешь почём зря… И начинаешь собирать как алчущий медведь со спячки, не оторваться! И идти-то надо дальше, но как оставить этот заповедный уголок, такой добрый и щедрый в эти короткие летние ночи-дни?

Походишь, побродишь по болотным кочкам, по тундровым проплешинам, по сыпухе да курумникам и приведёт тебя тропинка к ручью,  речке горной – стремнине шумной, иль к озеру хрустальному, разлёгшемуся как тюлень посреди камней. Опустишь руки, ноги в купель ледяную, омоешь чело – усталости как не бывало! Цельный день в пути, а всё сдуло, смыло водицей студёной. Только воспоминания живые остались и пряное послевкусие от ягод съеденных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *